Праздник сыра фото

Кликните на картинку, чтобы увидеть её в полном размере

УКРАШЕНИЕ БЛЮД 16 Сырная тарелка пошаговые фото, рецепты


праздник фото сыра

2017-10-21 13:52 УКРАШЕНИЕ БЛЮД 16 Сырная тарелка пошаговые фото, рецепты Рецепты салатов на день рождения нужны каждому, кто хочет хорошо отметить праздник Вы




На вопрос депутату Милонову, откуда у него на жестком диске рабочего компьютера 1,2 Тб гей–порно, он ответил, что героически пытался выкачать всё гей–порно из интернета, чтобы его не смогли увидеть дети.


Выключатель на стене придумал лентяй, потому что трудолюбивый человек не поленился бы влезть на стул и выкрутить лампочку!






И вот тебе уже давно за тридцать... Но как, скажите, можно дальше жить? Все меньше баб, которых хочется добиться. Все больше баб, которых хочется добить.


Историю эту рассказал один из моих знакомых. Александр работал прочнистом-расчетчиком на одном оборонном предприятии, а в 93-м, когда оборонные госзаказы куда-то подевались и зарплату платить перестали, ушел с предприятия, как и многие другие. Расчеты на прочность никому не требовались, и Саша решил в качестве источника существования использовать хобби. А хобби было - альпинизм, причем с кандидатским званием. Кто-то из коллег по восхождениям порекомендовал его в московскую фирму, устраивавшую горные экстрим-туры для янкосов. Поскольку альпинисты знанием языков не страдают, к янкосам прилагались переводчики. И вот Саше выдали задание - сопроводить на Эльбрус некоего американского инженера по имени Джон. Джону было лет сорок, румяный упитанный WASP, холостой, 32 зуба наружу, очень разговорчивый, и имевший жизненный принцип - "Changeable life", что в вольном переводе значит "все в этой жизни нужно испытать". Имечко «Джоник» прилипло к нему мгновенно. С янкосом был переводчик Игнат - высокий худющий вьюнош с хвостиком на затылке, очёчках, отсутствующим видом и синхронным переводом. Загрузились они с огромным Джониковым скарбом в поезд Москва - Кавказ и с Богом двинулись в направлении Эльбруса. Ехать туда скорым поездом около двух суток. Пока отъезжали от Москвы, пока усатый проводник забирал билеты и приносил белье, Джон рассказывал о своих походах и достижениях. - А вот когда я в Скалистых горах поднимался на Маунт Робсон... - О, Джон, ты был на вершине Маунт Робсон? - Ну, не совсем чтобы на вершине... на склонах... Надо помнить поезда тех лет: жуткие туалеты, серое влажное белье, комковатые матрасы, грязные одеяла и тощие подушки. И питание, вернее - отсутствие такового. Но как старый турист, Сашка умел наладить быт и приготовление горячей пищи при помощи взятых с собой термоса, круп и кипятка из титана. Так что манная и овсяная каши, какао, кисель были в меню. Также была водочка, селедочка, сервелат... И тут Джоник начал экспериментировать: слил вместе манную кашу, кисель, какао, добавил туда чеснок и селедку... «Суп-бурде», так, кажется, называлось это безобразие во времена моего детства. Парней чуть не вывернуло, а Джон со своим "Changeable life" бодро схавал эту бурду. Правда, через некоторое время он начал метаться по купе, а потом надолго пропал в хвосте вагона. Джон еще раз попытался поэкспериментировать с пищей, но Сашка пресек его попытки, предложив попробовать русской водки, и пояснив, что в горах будет сухой закон. Джоник выпил, задохнулся как положено всем иностранцам, несмотря на тщательный инструктаж (наливаешь, выдыхаешь, выпиваешь, закусываешь, вдыхаешь). А потом из него рекой полились истории как вот при восхождении в Андах, или на Килимарджаро... на склонах, на склонах, - каждый раз уточнял он, - было то-то и то-то... Эта пустая похвальба Сашке порядком надоела, и он в душе поклялся, что уж на Эльбрусе-то он Джоника загонит на вершину, или не он будет. А Сашку надо было видеть - накачанный тридцатилетний мужик 1,85 м росту, голубоглазый кудрявый блондин - ну просто северный бог. Когда они прибыли в альпинистский лагерь и разместились в домике, Джон стал распаковывать свои огромные рюкзаки. Снаряжение у него было самое разнообразное, нехилых фирм, некоторые штучки Саша видел впервые, или только на картинках. Неделя по стандартной программе отводится на акклиматизацию и тренировки, а потом группа уходит на маршрут. Саша честно гонял Джона на тренировочных участках и помечал себе в записную книжку: Джон неправильно крепит блоки - контролировать; Джон неправильно надевает обвязку - проверить; Джон путается в концах при спуске - контролировать и т. д. Переводчик Игнат флегматично работает рядом, покорно дает себя обвязывать, спускать и поднимать, по-прежнему несколько тормознутый. И вот наступил день «Х». Группа из трех человек собрана, одета, уже на улице. Пора надевать рюкзаки и в горы. И вдруг Джоник ни слова не говоря скрывается в домике. Надо сказать о снаряжении Джоника - на нем был шикарный красный комбинезон с отстегивающимся клапаном на молнии во всю задницу - это если приспичит по-большому, чтобы не снимая комбинезона можно было облегчить свою жизнь. И вот Саша с Игнатом ждут Джоника пять минут, десять минут... тридцать минут. Через СОРОК минут выходит красный Джоник в подозрительно мокром комбинезоне: мужичка пробила медвежья болезнь перед подъемом, а справиться с клапаном он не смог - и пришлось застирывать бедный комбез. Тащить мокрого Джоника в гору было нельзя. Саша вынул записную книжку, перечеркнул все свои записи чего не умеет делать Джоник и написал крупными буквами: ДЖОН УМЕЕТ ТОЛЬКО ЖРАТЬ!!!! После чего порысил к дежурному снимать группу с маршрута на этот день. Нет, Саша слово, данное себе, сдержал. Он загнал-таки Джона на вершину Эльбруса. Жестко пресёк все попытки клиента сойти с маршрута после первых же двух переходов. Последний этап они с Игнатом, который оказался жилистым мальчишкой, где пинками, где волоком втолкали Джона на вершину. И Игнат Полароидом наконец увековечил Джона, взираюшего аки горный орёль на распростертые внизу скалы....